lossofsoul.com/ Автор/ Мои ощущения

 

 

Это не стихи, это просто
Мои ощущения

Гетсби - Мои ощущения

 

Говорят, что "жизнь - это объективная реальность, данная нам в ощущениях". Но, простите, "кем" и "кому" данная? Я не доверяю словам и концепциям, но доверяю своим ощущениям, которые говорят, что так называемая  "объективная реальность" - очень маленький кусочек реальности. Что настоящая жизнь гораздо шире того, что подразумевается под словом "жизнь". Но когда я пытаюсь рассказать об этом людям, они говорят, что так не бывает. Но, позвольте - у кого не бывает? У вас? Я готов подписаться под каждым словом, и в моем уме все происходит именно так. Я не "верю" и не "думаю" так. Я знаю. Просто – знаю.

Но я не доверяю словам

I

Как рассказать о главном?
Вы говорите - словами?
Словами??? Которые гаснут,
Не долетев до бумаги?
Слова, эти трупики мысли,
Лишь пачкают темной кровью
Чистые белые строчки
И рвут любую бумагу.

Чернильная кривда слов
На правду похожа едва ли,
Так солнце похоже на ландыш,
А море - на холодильник.
Слова настолько нелепы,
Пустынны, безлунны, тьфу,
Можно сказать еще,
Но все это – из Ума.
Кому нужен весь этот хлам?

Но есть слова такие -
Вне времени и пространства,
Вне истины, зла и даже
(Об этом страшно подумать)
Вне языка – поверьте.
Но лучше всего - проверьте,
И сами услышьте эти
Волшебные теплые  звуки,
Которые голосятся
В пространстве наших умов.

Что может быть проще, вы просто,
Просто слова уберите,
И будьте же, просто - будьте
В сияющем сне пространства.
Которое плачет лучами
Самой прекрасной звезды.

II

Мне нужно сказать нечто,
Но что и кому, скажите,
И это меня разрывает
На тысячи синих Вселенных,
И это настолько прекрасно,
Словно я полон… полон.
Сияний и ярких восходов
Солнц из миров не отсюда.

III

Но есть пути передачи,
Намного удачней словесных,
Приятнее, проще, понятней -
Когда с вечноюной дакиней,
На простыни ярко-безбрежной
Я занимаюсь любовью,
В пространстве наших умов.

Союз наших тел прекрасен,
Сливается нежность и мудрость.
Безгранность и яркая радость,
Кровавое солнце - с небом,
Она понимает все сразу,
С первого погружения.
Все смыслы легко входят
В бутон ее красно-красный,
Она же полна, так полна,
А я бесконечно счастлив.

Когда кончает она,
Качаются стрелки часов,
Когда я кончаю в нее,
Кончается время, и мир
Рождается и умирает,
Тысячи звонких раз.
В пространстве наших умов.

И если в ее уме
Нет мешающих чувств,
Она обретает счастье,
Которое не зависит
От причин и условий.
Но так бывает не часто.
А жаль.

 

я не доверяю словам
И это настолько прекрасно, Словно я полон… полон
Союз наших тел прекрасен

 

 

 I 

 ощущения из темного угла

 II

   ощущения из угла

III

     ощущения из угла пространства

IV

       ощущения почти из пространства   

 

 

I  ощущения из темного угла

 

 

 

Привет тебе, заводная птица

I

Стать тем, что никто не слышит,
Стать нотой, что затерялась
В нижних густых регистрах,
Расстроенных и осенних.

Стать трелью, звучащей гулко
В полуиссохших колодцах,
Которые не заполнить
Ни временем, ни водою...
Которые не измерить
Ни словом, ни расстоянием.

И никто не услышит,
Никто...

Стать легкой осенней пылью,
И плакать в углах темных,
И, оседая на книгах,
Листать их густым дыханьем,

Но сколько их еще, книг?
И до чего - «сколько»?

Но знаешь, я чувствую, что...
Главное - не привыкнуть,
Хотя так гораздо проще,
Хотя от этого легче
И ласковым серым стенам,
И звездам на книжной полке.

Главное - не привыкнуть.
И помнить. Всегда помнить -
Когда не жизнь, а колкавость,
И темной души струны
Натянуты до отчаянья,
То главное - успеть крикнуть,
Как заводная птица.

И пусть этот крик слышит
Лишь сторож на дне колодца,
Который охраняет
Свое грядущее солнце.

И, может, оно брызнет,
Как слезы из глаз ребенка,
Как лебединые листья,
Как то, чего ждут долго.
Вот это и только это.
Имеет значенье. Слышишь?

А все остальное - пустое.

II

И те, кто об этом знают,
Просто хранят молчанье,
И просто при встрече, тайно,
Обмениваются улыбкой,
А после летят дальше,
ПРИВЕТ ТЕБЕ, ЗАВОДНАЯ ПТИЦА.

 

Привет тебе, заводная птица
Главное - не привыкнуть
ПРИВЕТ ТЕБЕ, ЗАВОДНАЯ ПТИЦА

 

 

 

 

Мне хочется слышать, как бьется твое сердце...
I

Мне хочется слышать, как бьется твое сердце.
Держать его в своих руках.
И слушать, просто слушать.
Что это будет?
Звон колоколов?
Или плач ребенка?
Или крики чаек?

Иногда сердце забегает вперед,
И жизнь не успевает.
Просто не успевает.
И вот сердце останавливается
И ждет.
В безызвестности.
И становится так тихо,
что слышно,
Как в венах дышит кровь
Влажно,
Как кричат звезды
Истошно.
От одиночества,
Которое ничем не заполнить.
Или они плачут по солнцу,
Которое никогда не встретят на своем пути.

И тогда кажется,
что может случиться что-то страшное,
Что жизнь уже никогда тебя не догонит,
А просто пройдет лавиной по соседней трассе.
И ты останешься здесь,
В странном, странном мире,
Который
не отзывается,
не танцует,
не поет,
не плачет.
не имеет формы, дыханья,
и даже
Желаний
стать чем-то большим.

Запомнить бы это состояние.
Запомнить.
Сюда уже не вернуться:
Жизнь - дорога
с односторонним движением,
И те, кто пытается идти назад,
Тратит все свои силы.
Но все это - пустяки
по сравнению с тем,
что ждет их впереди,
Которое - позади:
Приходя туда,
Они видят лишь трупы.
И роются в их останках,
в надежде найти себя.
Смешно, если б не было страшно,
Но и это не самое страшное -
Иногда трупы съедает время,
И они просто проходят это место
И идут дальше.
Обратно времени.

Бывают расстоянья, что не пройти и за всю жизнь.
Бывают минуты, ради которых и стоит жить,
Но иногда это понимаешь слишком поздно.

II

Нет. Неправда.
Никогда не поздно.
Даже если сидишь на дне самой глубокой ямы,
Утирая слезы чистым лоскутом неба.

Я думаю, что жизнь - слишком большой подарок
Для маленького человека.
Жизнь - слишком большая ноша,
Но в ней бывает счастье.
Горе. Встречи.
Города. Теплые руки.
Сомненья, которые, впрочем,
Ни к чему не приводят.
И Можно
Изменить все в одно мгновенье.
Отрывая цепкие руки прошлого.
Отрубая корни.

Можно летать. Нет, правда.
Можно летать.
Некоторые думают, что это противоречит
Человеческой природе.
Что мы произошли от волосатых приматов,
А не упали на землю с неба.
Как падают звезды, и листья,
И птицы.

Мне хочется слышать, как бьется твое сердце
Бывают расстоянья, что не пройти и за всю жизнь
Можно летать. Нет, правда. Можно летать

 

 

Просто... Останемся вместе.

I

Осень расколота надвое –
У осени два лица.
Одно, вон, стоит нá дворе,
Другое – почти маленькая зима.
Одно – в крапинку, желтодождливое,
Другое - прячется за школьные платьица,
Его все время потрогать хочется,
Но лучше не надо – еще расплачется.

Мы вместе с тобою, как два океана
Косматой водой,
Сольемся порожками струн.
Задрожим...

Мы вместе с тобою, как два урагана,
Сцепившись, как свора богов,
С ухмылкой волчеющих глаз.
Да. Я прозрел. Это точно про нас.

II

Щека скучает по всплеску руки,
Найдет ее, вцепится и не отпустит,
Вплетая в молчание желтой тоски
Прожилки седеющей грусти.
Ну что?
Останемся вместе?

Мы вместе с тобою прольемся дождями,
Топя нелюбовь и равнодушье.
Мы вместе с тобою, вспыхнем сверхновыми
Брызгая золотом, спекаясь в единение,
Мы вместе с тобой изменим этот мир,
Хотя - черт с ним, с Миром.

Просто... Останемся вместе...


Осень расколота надвое
Ну что? Останемся вместе?

 

 

Записка, не успевшая стать предсмертной

Что-то притупилась моя песня,
не звенит.
И слова набухли, опустились,
не летят.
И глаза размокли, опустели,
закрывай.
А душа то душу потеряла,
смеху то.
Ночью приходили двое, обмеряли,
тихо так…


…так тихо, что я слышу
стоны своей жизни,
Предсмертные.
Зовущие.
Похоронные.
Из таких глубин меня,
Куда мне и вовек
Не добраться.
Но я живу,
И, значит,
Ее желание -
Жить,
Или, если хотите -
Быть, -
Сильней
Моего стремления к смерти,
К смерти, которая еще
Не является доказательством
Того, что я жил

Нет - вы понимаете меня?
Я жил.
Услышьте это.
Ну же…
Услышьте это жилистое простое слово
жил
Слово, полное земли и звона
Слово, такое тяжелое и гулкое.
жил
Слово, такое короткое,
Как сама жизнь,
Но такое медленное и основательное
ж и л
Услышьте меня.
Пожалуйста.
...
Да, теперь Вы действительно меня услышали.
Спасибо.
И раз мы можем слышать друг друга,
Давайте просто улыбнемся
друг другу, как два человека,
Которые живут на одной земле,
Понимаете?
Ж И В У Т
Улыбнемся как два человека,
Которые продолжают жить.
Дальше.

 

Записка, не успевшая стать предсмертной
Дальше

 

 

Бывает, проснешься утром

Бывает, проснешься утром,
И ищешь глазами небо,
И хочется рухнуть внутрь,
Но нужно идти во вне.

И кажется что-то не так,
И сердце с ветки на ветку,
Колотится явно не в такт,
О прутья грудной клетки.

Бывает, проснешься утром

 

II  ощущения из  угла

 

 

 

 

 

Кто музыку пишет?

Кто музыку пишет? Может –
Летящая птица Феникс
Роняет остывшие перья
На пять бесконечных линий.

Но мы не меняем их данность –
Их суть остается прежней.
И прорастают в звуки
Круглые черные зерна,
А некоторые – умирают.

Когда же наступит осень,
Повиснут аккордов грозди,
И музыка легким жестом
Раскроет свои страницы,

Где каждая нота – повесть,
А паузы – расстоянье,
Между теплом фиалки
И колкой осенней грустью.

Кто музыку пишет? Может –
Седые и мудрые боги
В огромных сверкающих залах
Играют на звонких арфах,
И струны их рвут пространство.

А мы проживаем жизни
В отдельных тесных темницах.
И думаем, что мы - боги,
И думаем, что мы - вместе.

Но, вечно по миру плача,
Мы приникаем к толстым
Стенам темницы нашей,
И слушаем, и тоскуем,
По светлым огромным залам.

И кто-то не только слышит,
А даже роняет капли –
Блестящие черные капли
На пять бесконечных линий.

Но все-таки были иные,
Как Бах, Моцарт и Людвиг,
Которые просто однажды
Забыли про толстые стены.

И сели там, где боги
В огромных сверкающих залах
Играют на звонких арфах,
И струны их рвут пространство.

А может быть, все это сказка?
А может быть, прав был сэр
Оскар Уайльд, который
Мрачно сказал однажды,
Глядя в темное небо:
Да, все мы погрязли в болоте,
Но кто-то смотрит на звезды.

 

Кто музыку пишет?
Играют на звонких арфах, И струны их рвут пространство.
но кто-то смотрит на звезды

 

 

Небо, расчерченное лучами солнца...

Небо, расчерченное лучами солнца,
Вот-вот упадет.
Какие нежные осколки.
А у тебя такое облачное тело -
Какие причудливые раны.
Какая голубая кровь.

Небо, разрезанное взмахом ресниц,
На созвездия. Четки границы.
Звезды Кассиопеи тоскуют
По Волосам Вероники.
Какое трогательное мерцание,
Мерцание миров.
Какой нужный дар в этот миг.
Тебе и мне.

В объятиях жизни может оказаться каждый -
Что может быть проще -
Молчать, пить вино, смаковать мгновенья,
Сопеть, мять простыни,
Идти на работу,
Приносить пользу обществу,
Возвращаться…
Возвращаясь в твои объятия.


Жизнь течет,
Жизнь замирает,
Жизнь никогда не заговорит первой,
Так окликни ее.
Помолись ей.
Позови ее по имени.
И, может быть, она обернется,
Улыбнется тебе улыбкой блудницы.
И будет твоей.
Только твоей.
Хотя бы на миг.
ОСТАНОВИСЬ

 

Небо, расчерченное лучами солнца
ОСТАНОВИСЬ

 

 

 

 

Сталью - от остального

I

Прямо сейчас, послушай,
Коснись своего сердца -
Возьми его в правую руку,
Не надо читать дальше,
Не сделав этого прежде -
Ведь это не стихотворенье,
А перечень кратких инструкций.
Прямо сейчас. Сделай это -
Коснись своего сердца.

Почувствуй его дыханье,
Упругость и равномерность,
Силу его движений,
Которые происходили
Задолго до твоего рожденья.
(Если принять, конечно,
Данное слово «рожденье»
В людском его понимании, -
Когда рожденные люди
Записывают вновь рожденных
В огромные книги в ЗАГСАх)

Эти движения первым,
Наверное, слушал твой папа,
Нежно касаясь щекой
Твоего нерожденного тела
(сквозь мамин живот, конечно).

Он улыбался, помнишь?
И в свете этой улыбки
Твое нерожденное сердце
По нерожденным венам
Несло рожденную нежность.
Внося и врождая тебя.
«В» или «к» жизни.

Как страшно кричала мама
От невыразимой боли,
Как долго толкала тебя
Навстречу рукам акушера.
Твое нерожденное сердце
Вжималось в ее сердце,
И отпускать не хотело,
Поскольку точно знало,
Что вы расстаетесь На-Веч-Но

Как странно оно кричало
От невыразимой печали.
Я думаю, ты это знаешь,
Я просто напоминаю -
Что после рожденья режут
Вовсе не пуповину,
А ножницами, аккуратно
Отрезают твое сердце
От остального сердца.
Сталью - от остального

И ощущение это
Было настолько сильным,
Сущим и Основным.
Я бы сказал – Врожденным,
Первым твоим Движеньем -
Так. Что ты будешь искать
Его. Материнское Сердце.
Всю свою, всю свою жизнь

II

Ты будешь искать это чувство,
Это перводвиженье,
В сердцах других рожденных,
Пытаясь вобъять, причаститься
В объятиях, прикосновеньях,
Касаясь сердца сердцем,
Касаясь плотью плоти,
В тех ритмичных движениях,
Когда овладевают или наоборот -
Впускают.
Ведь входят, или впускают
Не в лоно, как может казаться,
А в сердце, если конечно, оно
В этот момент – открыто.

III

Зачем же алкают сути
У чистого звезд сиянья,
Или в кофейной мути
Ищут ответы и тайны?
Зачем ворошат карты,
Ездят к старцам в пустошь?
Если спросить можно
У своего сердца.
Если конечно, оно
В этот момент – открыто.

Ты все еще держишь в руке
Свое рожденное сердце?
Спроси его тихо, незримо,
Но, самое главное,
Не пропусти ответа -
Оно отвечает сразу,
Не думая, не размышляя,
А иногда, так бывает,
Опережает вопросы.

 

Прямо сейчас, послушай
Эти движения первым Наверное, слушал твой папа
Касаясь сердца сердцем, Касаясь плотью плоти
Ты все еще держишь в руке Свое рожденное сердце?

 

 

Опустив глаза и руки

I

...подходить к тебе,
все ближе и ближе,
проходить ту грань,
за которой начинается близость.
Или это точка лишь во времени?

…вспоминать окно,
зашитое тьмой
от всего этого мира,
за которым
ночи потные наших объятий...

…где пот стекал по венам и
занавескам,
Тяжелея их,
И я желал тебя
Слишком сильно для осени...

…где в глазах рождалось слово,
но еще раньше
падало на пол слезой.

Мы мокнем под стеклом,
Его тяжелые струи
Делят наше молчание.
Но кто же скажет первым:
«Виновен, ваша светлость»,
опустив глаза и руки.

Радострасный сентябрь
наливался жалостью.
Спеет спетое.
Все ли сказано?
Все ли отпущено?
Все ли нити оборваны?
Все ли молчания завершены?
До конца

Вот и лето кончилось в наших объятиях -
Слишком тесных,
Чтобы стать свободными.
Но кто же скажет первым:
«Прощаю, ваша светлость»,
поднимая глаза и руки
их к небу

II

...уходить в себя
все дольше и дальше,
проходить ту грань,
за которой пропасти так безсонны
Сейчас…
Мне хорошо без тебя знать,
что ты есть.
И время, как цифры памяти, за которым
Ночи постные наших объятий
и сна...
Сначала будет трудно
Потом …
О, знаю - о будущем знают лишь
Глупцы.
И я - один из них.

Опустив глаза и руки
проходить ту грань, за которой начинается близость

 

III  ощущения из угла пространства

 

 

 

Я умею летать

Я умею летать,
Но когда мне говорят «а ну, покажи» -
Я не понимаю зачем мне нужно показывать
«Ну, чтобы доказать, что ты говоришь правду»
«Но я и говорю правду»
«Но тогда докажи свои слова делом»
Но я не понимаю, зачем мне доказывать.
Просто когда будет нужно,
Но нужно не кому-то,
А нужно.
Понимаете - просто н у ж н о,
То я полечу.

И, если люди не верят мне,
То вряд ли они увидят сам полет,
Скорее всего, у них в этот момент
Сбежит молоко на кухне,
А если пролететь прямо перед их носом,
То они наклонятся,
Чтобы завязать шнурки на ботинках,
А даже те, кто увидит это,
Скорее всего, сразу же забудут об этом,
Просто так работает ум.

А вы верите мне, или вы из тех,
Кому нужно показать?
В любом случае вы увидите только то,
Что готовы увидеть.

Я знаю, как пахнут звезды,
Но когда меня спрашивают: «ну и как?»
Я не знаю, о какой звезде рассказать?
На звездах ведь не написано,
Сириус, Вега или Капелла,
Эти названия - только в умах людей
«Тогда расскажи о любой»
Но чтобы рассказать, нужно использовать слова,
Которые выражают только подобие,
Ну вот вы сами расскажите, как пахнет цветок,
Но не какой-то, а ваш любимый
Цветок.
Или человек

Я знаю, о чем говорят кролики и совы,
Но когда меня спрашивают: «ну о чем?» -
Я не знаю, как перевести это на язык людей.
В языке животных вообще нет слов,
Может быть, есть «совино-русский словарь»?

Я умею думать на других языках,
Только потому, что в моем уме нет мыслей,
И когда ум чист, то можно брать мысли
Из любого языка.
Главное - знать эти договоренности между умами людей,
Которые называют словами.
Но я их не знаю,
И потому в Германии,
Где сейчас живет мое тело,
Некоторые считают меня глупцом.
И это смешно, это очень смешно.

Однажды, на перекрестке миров,
я потерял свое "эго",
Но жена сказала: "Ты не эго -
Ты совесть потерял", - когда увидела,
Что я не вынес мусор.
Но как объяснить ей, что в пространстве,
Сейчас не время выносить мусор,
А время пить чай и писать стихи?
Мой лучший друг подумал,
Что я сошел с ума и сказал:
"что-то вы беспокоите нас,
молодой человек"
А кого это "нас", он так и не сказал.
А одна девушка сказала:
«Тебе нужно найти свое эго».
Но, если она знает, что мне нужно,
Может быть, она скажет,
Где это эго найти?
И главное - зачем?
Без него так легко -
Как на качелях.
А вы любите качели?

Я умею летать
Я знаю, как пахнут звезды
А вы любите качели?

 

 

Коан или что такое Матрица?

I

Рожденные стать людьми,
Сминая пространство и простынь,
Мы громко падаем в мир.
Скажите мне, для чего?

Не желая остаться с собой,
Мы пытаемся стать и идем,
Оставляя слезы на песке.
Просто ответьте - зачем?

Где прибежище - наша Любовь,
Мы возводим убежища, где,
В бессолнечных сумерках стен,
Не познав ни света ни неба,
Стареют наши тела.
Но чего они ждут? Смерти?

Между словом и делом в сердца
Мы бросаем небрежно слова,
Не думая, не попадая,
Но скажите, скажите - зачем?

Для того, чтоб рассыпаться в детях?
Для того, чтоб осыпаться прахом
Меж страниц и необъяснений?
Для того, чтобы стать не собой?
Для того, чтобы что-то узнать?
Но что, и зачем? Скажите

II

Но есть нечто, лишенное слов,
Желаний, делений на части,
Жалений, причастное счастью,
И звездам, и воробьям

Пустое, звенящее светом,
Всегда создающее мир
Для каждого свой, но такой
Похожий для всех. Но на что?

Зачем мы не видим его?
Зачем мы не знаем его?
Зачем и ответь на вопрос
Что же такое Ум?
Сейчас

(ответы не из ума принимаются на  lossofsoul-com(гав)ya.ru

Коан
Что такое Матрица?

 

 

Однажды...

Однажды я увидел настоящий свет,
Словно солнце и все звезды зажглись одновременно,
Небо, деревья, вода - все запылало,
Все стало безудержным и первым,
Я смеялся. Я смеялся день и ночь.
Потому что океаны радости безмерны,
Мне их не вычерпать и за тысячу кальп.

Я хотел разделить эту радость с друзьями,
Но они не захотели скидывать одежды эго,
Я хотел рассказать про бессчетные миры,
Которые столь же реальны, как и то,
Что называют "объективной реальностью".
Но они подумали, что я сумасшедший,
И я отошел в сторону пространства,
Более привычную для их умов.

Что ж, вы сами делаете свою жизнь.
Мне хочется рассказать вам, как все пронзительно,
Но вы не слышите меня.
Я хочу показать вам,
Как прекрасен и безмерен Океан,
А вам хорошо в аквариуме.
И я ничего не могу поделать.
Что ж, давайте будем любить друг друга,
Находясь по разные стороны стекла.
Но мы всегда будем вместе в пространстве,
Которое сияет и колосится.

 

Однажды

 

 

Слова - хорошее вино для ума

Слова - хорошее вино для ума,
Но сколько бокалов ты сможешь выпить?
Когда твой ум полон,
Мне нечего положить туда,
Я говорю,
Но ты взвешиваешь каждое слово,
Хотя мы не в аптеке.

У меня есть два варианта:
Я могу напоить твой ум до пьяна,
Тогда все смыслы исчезнут,
И ты сойдешь с ума -
На время.
И увидишь в зеркале моего ума
Всех своих демонов.
Это будет очень страшно.
И это очень долгий путь,
И вряд ли мы закончим
К концу этой жизни.

Второй путь проще -
Просто доверяй мне полностью.
Как себе. Нет -
Еще больше, чем себе.
Потому что ты видишь себя
Через призму своего эго.
Я же вижу настоящего тебя,
И ты сияешь,
Как тысячи полуденных солнц,
В моем уме ты - Будда.
Если бы ты знал, как ты прекрасен.

Просто доверяй мне полностью.
Тогда я смогу указать тебе на ум.
И ты узнаешь.
Потому что я - знаю.


В моем уме - ты Будда

 

 

IV  ощущения почти из пространства

 

 

 

Когда небо стекает ручьями

Когда небо стекает ручьями,
По венам и свежим руслам,
Когда камни сияют и катятся по груди,
А объятия крепки, как скалы,
Стоящие в седине теплых снегов.
Когда поцелуи становятся сочными,
Как хлюпающая и искрящаяся грязь,
Под ногами, что продолжают лучи солнца,
То все становится таким прекрасным.

Когда все сливается в уме,
Хотя "чему" сливаться и в "чем",
Когда ничего нет, кроме ума.
Но и ума нет еще больше всего остального,
То я не понимаю, где разница между тем,
Что определяется в уме как
"Грязное" и "чистое",
"Живое" и "неживое".
Но все живое !
И все чистое !
Все сияет !
Все !!!
И это так прекрасно.
И я говорю:
"Я люблю этот мир".
Хотя различие
Между мной и миром
Только в уме,
Который разделяет.
Этот мир на части.
Просто так работает ум.

Когда небо стекает ручьями

 

 

 

 

Первая подготовительная практика религии Бонн

I

Когда по улицам Бонна
Прозрачным текучим утром
Иду я маршем неспешным,
То выглядит город плавным -
Приспущены флаги и струны,
Распущены волосы женщин,
Летящих на метлах-мыслях
На утренний брифинг-шабаш.
В глазах их сочится лето
И черный звенящий кофе.

Мужские глаза поплоще,
В них больше земли и смысла,
И тоже варится кофе,
Что подает секретарша
Перед началом работы,
Лениво раздетая взглядом.

А я раздеваю неспешно
Мягкие формы зданий
Сквозь плотную тяжесть фасадов,
Сквозь теплый налет столетий.
И город скользит все больше,
В перворожденный город.
Сияющий и весенний.
Шершавый и каменистый.

II

Когда на улицах Бонна
Я оказался впервые,
Я плакал, я просто плакал,
Не знаю, как эти чувства
Мне передать словами -
Но будто бы тридцать два года
Я жил этой встречей. Точнее -
Нежил, ожидая жизни.
И вот наконец-то - случайно
Мы встретились не-случайно
На тесных просторах Европы.

И я задыхался от счастья,
И просто не мог поверить,
Что я оказался дома,
После стольких лет скитаний.
И я говорил сквозь слезы:
"Я так люблю тебя, так...
Я так люблю тебя, город"
И разговаривал с ним,
Как говорят с любимой,
Просто, без всяких смыслов:
"Я так люблю тебя, так..."

И он отвечал мне, нежно
Сжимая в своих ладонях
Мое звенящее сердце,
И мы были вместе настолько,
Как редко бывают вместе
И города и люди
В этом текучем мире

Я вспомнил, я просто вспомнил,
Что ощущал однажды
Тепло этих мягких ладоней,
И в прошлом, далеком прошлом,
В светлом и тесном платье
Бродил по улицам узким
В прекрасном девичьем теле.
И это было прекрасно.

И вдруг потеряв границы,
Я рассыпался гулко,
По крышам и закоулкам,
В серых сияющих камнях,
В сонном текучем Рейне,
Слился с каждым листочком,
С каждым случайным прохожим,
И свое "я" утратив,
Я обрел целый город.

По мокрым упругим венам
Потоки машин струились,
Глаза мои открывались
В тысячах ярких окон.
И сердце мое сверкало
В сердцах остального мира,

Я стал счастлив настолько,
Что счастье остановилось
В моем мохнатом сердце,
И с этого времени дальше
Мы были все время вместе.
И это было прекрасно.
Прекрасно,
прекрасно
прекрасно
( 111 111 раз :)


Когда по улицам Бонна
Когда на улицах Бонна
Прекрасно Прекрасно Прекрасно

 

 

Медитация Бонн-Тройсдорф
(первое основополагающее упражнение нетайного уровня)

Между нами - одна ночь,
Мы смотрим в одни глаза звезд,
Я - стражник в твоих воротах,
Спи, любимая, вдвоем смелее.

Полуночный боннский трамвай
Несет меня в бездны памяти
Твоими путями, окна дрожат.
Спи, любимая, вдвоем теплее.

Мы спасаем наши молчания,
Вытираем с губ друг друга изморозь.
Понимая другого раньше себя.
Спи, любимая, родимся вместе.

Дождь из цветов сказочно красив,
Мир рождается на наших сердцах,
Когда пространство раскрывается,
Я слышу твою мантру: ялюблютебя
И я люблю тебя.
Я люблю тебя. (111 111 раз)

Я люблю тебя

 

 


Любовь к трем мандаринам (песня)
(Второе основополагающее упражнение нетайного уровня)

Мне хотелось увидеть твой солнечный след,
И другие солнца в бессчетных мирах
Выжигали на мне совершенные знаки,
Отливали формы в нужных местах.
Я люблю тебя, и в ненужных местах.
Я люблю тебя, я люблю тебя

Мне хотелось вдыхать твой лунночный запах,
И другие луночи хотели меня,
Их лучистые лица, их прекрасная почва,
Приглашала взойти тому, что было во мне.
Я хочу тебя, всем, что есть во мне.
Я люблю тебя, я люблю тебя

Мне хотелось смотреть в твои ясные звезды,
И другие звезды ласкали меня,
Я люблю эти звезды, и сгорал в их огне,
Становясь другим, становился собой.
Я люблю тебя, становился тобой
Я люблю тебя
Становись собой, о-становись со мной.

Но однажды во сне я почти не проснулся,
И ударился оземь и стал собой,
Как в сказке река становится морем,
Как летом рука становится теплой,
Во время дождя становится жарко
Телам, когда воздух струится по венам,

Как мокрое солнце выходит из моря
На берег скрипучего теплого неба,
Как лоно твое становится влажным,
И губы твои сомкнулись на плотном
Моем основании, пьем соки друг друга,
Себя наполняя пространство и семя
Его колосится и падает в землю,

И чрево твое становится полным,
И дождь из цветов заливает пространство,
Как это красиво, как невыразимо,
Как этот ребенок есть мандарины -
Я люблю тебя, и люблю мандарины,
Я так люблю тебя.
И не так люблю.

Я люблю тебя. (111 111 раз)

 

Мне хотелось смотреть в твои ясные звезды
Как мокрое солнце выходит из моря

 

 

 

Посмотрите, как это красиво

Когда все Будды сняли свои маски,
Когда их тела стали светом и исчезли,
Я посмотрел вокруг себя и ничего не увидел,
Потому что там ничего и не было
Никогда.

Когда все мантры, голоса и песни стали одним,
Блаженством.
И я посмотрел внутрь себя -
И не увидел там ничего,
Потому что там ничего не было,
Кроме танца пространства,
Никогда.

И в зеркале не было моего отражения,
И самого зеркала не было,
Я сам стал зеркалом,
И люди смотрели в него, и их эго дрожало,
Боясь потерять себя навсегда.
О, если бы они знали, что эго нет, и не было
Никогда.

И женщины думали, что любят меня,
И я не мог им ответить – они любили
Не меня, а свои отражения в зеркале
Своего ума.
Так происходило всегда.
Происходило не происходя.

И мужчины думали, что ненавидят меня,
И я не мог драться с ними – они смотрели
На свои отражения, и вызывали на бой
Самих себя в зеркале
Своего ума.
Так происходило всегда.
Происходило не происходя.

И когда все это происходило в зеркале моего ума,
Я смеялся, я не мог не смеяться,
И пространство смеялось вместе со мной,
И смеясь об одном, мы сливались,
И я не мог понять, где эта грань
Между мной и пространством.
Пока не увидел, что это только ограничение в моем уме -
Разницы между мной и пространством
Нет и не было
Никогда.

И все стало возможно,
И к этому не нужно было идти,
Пытаться что-то делать, кем то быть.
Казалось, что это произошло само собой,
Но, как и все в этом мире, это имело причину.
И я вижу, какой путь прошло мое тело
В пространстве наших умов,
Прежде чем все произошло, и пространство засияло.
Но это не похоже ни на что
И это происходит не происходя.
Прямо сейчас.
В пространстве наших умов.

ПОСМОТРИТЕ, КАК ЭТО КРАСИВО


Посмотрите, как это красиво
И я не мог драться с ними – они смотрели
ПОСМОТРИТЕ, КАК ЭТО КРАСИВО

 

Автор:

 Автор
 Кто я такой?

Кто я такой?

 Мои ощущения

Мои ощущения

 Песни для Анимы

Песни для Анимы

 Жизнь, склеенная из кусочков

Жизнь, склеенная из кусочков 

 Слушай язык змеи на

Слушай язык змеи на

 Trainspotting (На игле)

Trainspotting (На игле)

Эфир на радио Маяк 

 Состояния ума

Состояния ума 

 

 

 lossofsoul.com/ Автор/ Мои ощущения

 

1. состояние lossofsoul » 2. состояние cмерть » 3. состояние депрессия » 4. состояние стресс » 5. состояние жизнь » 6. Жизнь как Творчество — Любовь и Творчество – Религия и Путь – Поэзия и Книги – Музыка и Кино » проект о Жизни вконтакте »
 

 

  Рейтинг@Mail.ru  

Идея, воплощение - Александр Авраменко 

Copyright © lossofsoul.com - Проект о Жизни 2002-2016

 

  О проекте    Карта проекта    Музыка проекта    Мы вконтакте    Реклама на проекте    Клубы поддержки    Гостевая    Обратная связь    Статистика    Помощь проекту